Европейскими глазами

Печать
(11 голосов)

Источник: Еженедельник "Черновик", Выпуск №25 от 2 Июля 2010 г.

2 Июля
Автор статьи: Зарема Гасанова


фото
Всегда мечтала съездить за границу. Не в Турцию, а в настоящую заграницу – англиюгерманиюфранцию. Вот вернулась. Именно из этих самых стран, именно в этом порядке. Вопрос, который не даёт мне покоя и, видимо, мучает всех вернувшихся оттуда:  ну почему, почему у них так хорошо, а у нас так плохо?

 

А теперь – эмоции в сторону и по порядку.

Два месяца назад мне пришло приглашение от ПАСЕ на летнюю ассамблею, где Дик Марти будет зачитывать доклад «Правовые средства защиты в случаях нарушений прав человека на Северном Кавказе». Того самого ПАСЕ, что в Страсбурге, столице объединённой Европы:  именно там заседает Европарламент. Никогда не уставала повторять, что Интернет – великая сила. Там меня и нашли и пригласили в качестве журналиста, точнее мой сайт www.zaremagasanova.ru. А именно, программу про события в Кизилюрте 30 ноября 2009 года, в которой обсуждалась история про то, как двух раненых молодых людей отправили в больницу, а через шесть часов привезли в морг, запытанных, со следами сигаретных ожогов, с порезами и проколами. Про то, что можно привезти человека в морг, минуя приёмный покой никто мне так и не ответил, кто констатировал смерть этих людей. Прокуратура, ау! Уполномоченный по правам человека, ау! Ладно, вопи не вопи – ответа, видимо, не будет. Но именно в этом молчании и есть ответ, почему у них хорошо, а у нас плохо.
Удивительная вещь эта Европа. Российскому человеку там неуютно. Там никто не говорит ему, как на самом деле хорошо он живёт, какая классная партия «Единая Россия» и как она о нём заботится. А без этого фона очень сложно. Сразу в голову лезут мысли нехорошие:ну вот, как так у них – город Страсбург даже не лучший город Франции, даже не лучший город какой-нибудь страсбургской области, а дороги ровные, улицы чистые, даже обидно:ни одного чёрного пакета на дереве, ни одной лужи или выбоины. В чём между нами разница, что у них получается, а у нас нет? Почему одна часть населения Земли живёт в чистоте, с улыбкой, при полном отсутствии агрессии, а другая строго наоборот?

Так. Надо наконец-то уже про важное. Про доклад. Дик Марти, докладчик комиссии по юридическим вопросам и правам человека Парламентской ассамблеи Совета Европы, наивный человек, пытается совместить несовместимое, пытается сказать правду, но при этом ею не обидеть. Вежливо как-то сказать, что в Чечне, при хороших дорогах и строительстве жилья, очень страшно людям жить, что Рамзан имеет неограниченную власть. «Сейчас устранены все последствия войны. Но, помимо материального благополучия, там существует правовой вакуум. Продолжаются похищения людей, отсутствует отправление правосудия, происходят нападения на правоохранительные органы, царит безнаказанность, попирается право на жизнь и не исполняется запрещение пыток».

А Дагестан смог выделиться даже на летней ассамблее – одновременно обсуждался доклад Дика Марти и избиение в Хасавюрте Сапият Магомедовой.

Даже если бы кто-то очень, очень хотел специально, вряд ли смог подложить президенту Дагестана свинью большего размера. 

А потом начались дебаты после доклада, и это было самое интересное. Представитель Эстонии Лотман, член партии «зелёных» договорился до того, что назвал Кадырова самопровозглашённым президентом Чечни. На эту ошибку ему указал представитель России, господин Косачёв, заметив, что за Кадырова проголосовало большинство населения республики, после чего сидящие в зале совершенно невоспитанно стали ржать. Правда, недолго:  секунд пять. Но очень дружно, настолько дружно, что сразу стало понятно, что в Европе думают о наших честных выборах.

Купили Европу

Выступления остальных были ещё жёстче, России припомнили всё:  и Эстемирову, и Политковскую. И прямым текстом было сказано, что именно Правительство России виновато в том, что граждане, «отчаявшись, превращаются в террористов». Отчаявшись от беззакония, от убийств и похищений.

Обличения России плавно перешли в стенания на тему:о зачем же, зачем мы приняли Россию в нашу дружную демократическую компанию? Вспомнили про нефть и пытались сравнить что дороже – нефть или права человека? Жалко, не было в зале представителя США:  он бы ответил на этот глупый вопрос.

Кстати, на этот вопрос мне ответил Ахмед Закаев. Его появление вызвало скандал. Он появился тихонечко на гостевой трибуне, в компании двух товарищей в папахах и одного товарища, мной опознанного как гражданина Европы. Вот вам их фото; кстати, на нём видно, что у Закаева бейдж на груди, на котором чёрным по белому написаны его имя и фамилия. Следовательно, утверждение, что он прошёл под чужой фамилией, неверно. И смотритель гостевой трибуны, импозатный дяденька с казацкими усами, постоянно сгонял с сектора, где сидел Закаев с компанией, всех посторонних. Так вот, на вопрос:чего ж Европа терпит, если так страдает? – Закаев ответил следующее:  «Финансирование, которое идёт с России, – то что платит Россия за свое членство, а она платит больше, чем другие страны. И получается, что они просто купили Европу». Вот такая оригинальная точка зрения человека, которого Европа пригрела на свой груди.

На защиту Отечества грудью встал Евкуров и практически так же, как когда-то Магомед Сулейманов вызывал на ковёр Руслана Салахбекова, предложил «зелёному» эстонскому Лотману поспорить на отставку. Предмет спора – замешаны или не замешаны власти в убийствах и похищениях. Действительно, уж кому лучше Евкурова знать, ибо Ингушетия тут пальму первенства держит крепко. Многозначительно переглянулись правозащитники, присутствующие на заседании. Лотман, зараза, даже не ответил.

Когда объявили выступление Ильяса Умаханова, почувствовала себя китайцем среди европейцев, который в толпе встретил ещё одного китайца. Но когда до меня дошёл смысл сказанного, радость сменилась полнейшим недоумением. «В мире много мест, где право замещено оружием, а суд – расправой. До недавнего времени это было присуще и нашему Северному Кавказу. И возвращение его в правовое поле было главной задачей федеральных и местных властей на протяжении последних лет». Вот оно как, Михалыч… Значит мы сейчас в правовом поле… Поле, поле чудес… В стране… Простите, задумалась.  

Кстати, мы встретились потом с господином Умахановым и Евкуровым. Вечером, дружной компанией, состоящей из правозащитников и журналистов, мы отправились гулять по волшебному Страсбургу. В итоге устроились в уличном ресторанчике. Я попробовала лягушек! Не морщите носы и согласитесь, что не попробовать было нельзя. Всё-таки самое французское блюдо из всех французских. Но так как я ела лягушек впервые в жизни, то не знала, как они действуют на организм, поэтому появившийся гуляющий Евкуров сначала был воспринят как галлюцинация. Но он приближался, и рядом с ним приближался господин Умаханов. Удивление наше было равнозначным. Мы вежливо пригласили господ политиков за свой стол, они вежливо отказались и растворились, как будто бы и не было этого прекрасного видения – Евкуров пешком, без охраны, гуляющий с Умахановым по Страсбургу… Может, всё-таки лягушки…
 
Поправка не прошла

Но вся эта романтика с кулинарией будет только вечером, а пока ещё в Совете Европы все обсуждают доклад и резолюцию, за которую российская делегация проголосовала опять-таки не единогласно:  Косачёв воздержался.

Хочу процитировать один пункт из этой резолюции.

9.5 «Физическое устранение подозреваемых, вместо задержания, является не только незаконной, но и заведомо проигрышной тактикой. Обычный арест, в соответствии с процедурными правилами, а также применение положений, способствующих сотрудничеству с органами правосудия, напротив, позволяют лучше противодействовать преступным организациям и террористическим сетям и обезвреживать их». 

Напечатать бы 20-тысячным тиражом и раздать всем правоохранителям Дагестана.

Перед принятием резолюции обсуждались поправки к ней, и тут российская делегация стояла как под Москвой – насмерть. Поправку, которая предлагала открыть новое специальное досье по Северному Кавказу и рассматривать ситуацию раз в сезон, удалось отклонить. Отдельного северокавказского досье не будет – его будут рассматривать Советом Европы в рамках общего мониторинга ситуации в России.

Долго искали, чем заменить выражение «культ личности», и нашли – «персонализация власти», именно так называется режим Рамзана Кадырова. Мило и изящно.

Была ещё одна поправка – касающаяся Дагестана. Поправка номер три. Господин Умаханов аргументировал её отклонение. Загадочная поправка. Напрочь отшибающая память. Минут пять вспоминал господин Умаханов, что же он отклонял несколько часов назад, в чём была суть этой поправки. Во время встречи в городе я его спросила:  «Что за поправка?» Хвала Аллаху, он вспомнил. В резолюции должен был быть пункт о внесудебных казнях в Дагестане, и вот этот пункт не прошёл. На мой вопрос:  «А разве в Дагестане нет внесудебных казней?» – господин Умаханов ответил встречным вопросом:  «А разве есть?» Продолжать дискуссию не имело смысла…

Были в Страсбурге и потерпевшие из Чечни и Ингушетии – отец, у которого похитили сына, мать, у которой похитили сына. Мужественные люди. Я читала их дела. Всё-таки по сравнению с Чечней мы почти белые и пушистые. Зураб Саварбекович Цечоев. Его брата похитили в 2004-м, он заявил в суд по правам человека, и его самого похищали в 2008-м. На пресс-конференции, которая состоялась после заседания ПАСЕ, он рассказал, как это было. Спокойно и обстоятельно, с подробностями. Когда вечером мы случайно встретили Евкурова, он с Зурабом не заговорил:  видимо, обиделся.

Катя Сокирианская из «Мемориала» представила видеофильм, в котором потерпевшие рассказывали свои истории, и внизу в фойе это видео крутили четыре дня подряд. А на итоговой пресс-конференции глава правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов сказал очень умную мысль:  «Я думаю, что любая такая резолюция неизбежно заставляет представителей российских властей, так сказать, политиков России, в большей степени думать о проблемах Северного Кавказа не только в контексте «мочить и уничтожать», но и в контексте прав человека. Любое такое размышление заставляет их думать о том, как воздействовать на силовиков, чтобы они не совершали те систематические нарушения прав человека, которые, к сожалению, продолжаются на Северном Кавказе».

Ну и уже в самом конце дня, когда все прощались и расходились, прекрасным видением в джинсах и спортивной куртке возник Борис Немцов, который направо и налево раздавал свой запрещенный доклад про Путина. Да уж, подумала я про себя, наши политики чувствуют себя в Страсбурге, как дома. Где бы найти таких политиков, чтобы простые граждане России чувствовали себя дома, как в Страсбурге?..

 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Профессиональные моющие и дезинфицирующие средства
Рейтинг@Mail.ru