Собственное расследование

Печать
(6 голосов)
Источник:  Еженедельник "Новое дело" Выпуск № 12 (948) от 26 Марта 2010

В декабре прошлого года в милицейских сводках и СМИ прошла информация о перестрелке в Кизилюртовском районе Дагестана, в результате которой якобы были уничтожены три боевика. Отец одного из них — сам в прошлом оперативник — провел собственное расследование и пришел к выводу, что никакой перестрелки не было, а трое молодых людей были расстреляны сотрудниками милиции по ошибке.



«Ответный огонь»

Случилось это 16 декабря 2009 года на федеральной трассе «Кавказ» недалеко от поворота на Новый Чиркей. Кизилюртовский межрайонный следственный отдел (МРСО) в своих документах изобразил произошедшее так. Примерно в 20:00 в дежурную часть ОВД «Кизилюртовский» поступила оперативная информация об автомашине «ВАЗ-2109» с вооруженными людьми, которая передвигается по Кизилюрту. На посты выезда из города была дана ориентировка на ее задержание. В 20:10 указанная автомашина проследовала через КПМ-255. Находившиеся в машине лица проигнорировали законные требования сотрудников милиции об остановке и проследовали на скорости в сторону Махачкалы по федеральной трассе «Кавказ». Сотрудниками ОВД в составе ОУР и СОГ на бронированном автомобиле марки «УАЗ» начали их преследовать. Примерно в 20:25, не доезжая до поворота в селение Новый Чиркей, сотрудники милиции, следовавшие на «УАЗе», попытались остановить «ВАЗ-2109». Однако лица, находившиеся в нем, требованиям сотрудников милиции не подчинились и открыли огонь из автоматического оружия. Сотрудники милиции в ответ открыли огонь на поражение, вследствие чего три лица мужского пола неустановленной личности, совершившие посягательство на жизнь сотрудников милиции, были уничтожены (из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела).

Очевидцы описывают это событие по-другому. Житель Нового Чиркея Омар Хасбулатов рассказал «НД», что «девятку» на дороге расстрелял не милицейский «УАЗ», а две машины совершенно «гражданского» вида. Причем одна из них ждала в засаде. «16 декабря около 20 часов я стоял на заправке «Заря». Увидел, что со стороны Кизилюрта едет «девятка», а справа ее обгоняет другая «девятка». Я обратил на них внимание, потому что обгон с правой стороны — это нарушение правил. Поравнявшись с первой машиной, люди из второй открыли стрельбу короткими очередями. Стрельба шла только с одной стороны. Расстрелянная машина съехала в кювет примерно в 150 метрах от заправки. Преследовавшая ее машина остановилась на дороге рядом. Затем к ней подъехала серебристая «десятка» без номеров, до этого стоявшая на заправке. Фары были включены, и люди, которые вышли из кафе на звук выстрелов, все хорошо видели. Из машин, стоявших на дороге, вышли несколько человек и стали стрелять по машине в кювете. Оттуда никто не успел выбраться. Потом они спустились вниз, открыли правую дверцу и что-то оттуда вытащили. Я не понял, что именно, по позднее, когда я ехал мимо, увидел в том месте труп и понял, что они тащили тело. Сразу же собралось множество людей, подъехали милиционеры, они не давали проезжавшим мимо машинам останавливаться, требовали скорее ехать дальше. Все это я готов подтвердить и в прокуратуре, и в суде, и не я один», — заявил Омар Хасбулатов.

«Убили по ошибке»

В результате «перестрелки» были убиты трое:Юсуп Муртузалиев, Рашид Гаджиев и Гусейн Мусалаев.

«Я выяснил точно:их убили по ошибке, — рассказывает отец Гусейна Гаджи Мусалаев, сам прежде работавший в кизилюртовской милиции и знающий эту кухню. — Ориентировка была на Шамиля Магомеднабиева, уроженца селения Телетль Шамильского района. Когда в 2007 году на стадионе школы №7 взорвали кизилюртовских милиционеров, в организации этого теракта подозревали его брата. Милиционеры забрали его и избили до смерти. После этого Шамиль сказал, что будет мстить. Вот за ним-то и охотились. В преследовании участвовали сотрудники Кизилюртовского отдела под руководством начальника угрозыска Ахмеда Кураева. Когда они поняли, что ошиблись, подкинули туда оружие и гранаты-«хаттабки». Мне об этом рассказал один из прокурорских работников, а сотрудники ДПС признались, что никакой ориентировки не было и на посту они никого не останавливали».

До этого Гусейн Мусалаев попадал в поле зрения правоохранительных органов трижды. В 2007 году его обвиняли в том, что он ограбил милиционера, вытащил колонки из его машины, потом ему инкриминировали изнасилование студентки. Отцу удалось доказать, что сын тут не при чем. Более того, он выяснил, что насильником был зять одного высокопоставленного чиновника МВД Дагестана. И, наконец, 12 января 2009 года Гусейн Мусалаев был задержан за хранение оружия. О том, как проходили обыски и задержание, как «понятой» пытался подбросить в дом Мусалаева боеприпасы, как Гусейна избивали, чтобы он дал показания, что был связан с Динарой Бутдаевой и она ему везла оружие, как не допускали эксперта, чтоб освидетельствовал побои, — обо всем этом можно написать несколько томов уголовного дела, если бы кто-то в правоохранительных органах захотел его расследовать. Но в итоге через три месяца, благодаря связям и юридической подкованности отца, Мусалаева отпустили, а дело на него прекратили за отсутствием состава преступления. А через несколько месяцев он был расстрелян вместе со своими спутниками на кизилюртовской трассе.

«Следователи не хотят...»

24 декабря 2009 года Гаджи Мусалаев обратился к руководителю Кизилюртовского МРСО Владимиру Дергачеву, требуя привлечь к уголовной ответственности работников милиции за неправомерные действия. «Дергачев под разными предлогами, якобы следователи не хотят браться за это дело... не принял никаких мер», — пишет Мусалаев в заявлении на имя прокурора республики.

Мусалаев нашел очевидцев расстрела машины и ходатайствовал об их допросе.  Следователь Али Темирханов попросил его привести свидетелей и написал на клочке бумаги, какие документы еще необходимы следствию. Но когда отец привел свидетелей в прокуратуру, их никто допрашивать не стал. Более того, сейчас этих четырех свидетелей, по словам Мусалаева, пытаются «закрыть» под разными надуманными предлогами. Одного, например, пытались обвинить в том, что он украл цепочку у женщины. По совету Мусалаева эти парни стараются лишний раз не выходить из дома, а в милицию ходят только в сопровождении адвоката.

В следственном отделе сейчас заведено другое уголовное дело – по факту посягательства на сотрудников правоохранительного органа 16 декабря 2009 года (статья 317 УК РФ). Не допросив заявителя и очевидцев, 18 января 2010 года зам руководителя МРСО К. Н. Абдулмуталимов вынес постановление об отказе от возбуждения уголовного дела в отношении работников ОВД (и задним числом датировал его 30 декабря). Мусалаев обжаловал это постановление в суде. На этот суд он возлагал большие надежды – рассчитывал хотя бы там увидеть материалы уголовного дела, которые в следственном отделе ему не показывают. Но накануне суда, в воскресенье, руководитель МРСО Дергачев отменил постановление и установил 10-дневный срок для дополнительной проверки.

С тех пор прошло уже почти два месяца, но никаких движений по делу не наблюдается. Мусалаев подал заявление руководителю Следственного управления республики, в котором говорит о преступном сговоре следователей и сотрудников кизилюртовского угрозыска.

«Право выстрела»

Самое страшное, что о таких «перестрелках» на дороге в республике сообщают почти каждую неделю. И хотя заместитель главы дагестанского МВД Александр Трофимов заявил, что «за боевиками сохраняется право первого выстрела», правозащитники все чаще говорят о внесудебных расправах. Кто из них ближе к истине, проверить невозможно. В конце прошлого года, например, журналисты телекомпании РГВК «Дагестан» и газеты «НД» попытались разобраться в деталях перестрелки, случившейся в Кизилюрте 30 ноября. Поводом для расследования стала видеосъемка с осмотром тела одного из погибших по дороге с места происшествия в больницу. На теле явственно видны следы пыток. Но ни в милиции, ни в следственном отделе, ни даже в больнице на вопросы журналистов не ответили. Единственным результатом журналистского расследования стали звонки на РГВК с требованием уволить с работы Зарему Гасанову, которая инициировала расследование. Более того, журналистке с тех пор регулярно поступают звонки и смс с угрозами, а однажды ночью к ней в квартиру стали ломиться сотрудники милиции, якобы для проверки документов.

Так что перед Мусалаевым стоит крайне трудная задача — заставить правоохранительные органы наказать самих себя за произвол. Чем это кончится — неясно. «Если не смогу посадить по закону, их ждет такая же участь, как у моего сына, — говорит Гаджи Мусалаев. — Ведь у других убитых тоже есть родственники...»

Автор: Тимур Магомедов

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Профессиональные моющие и дезинфицирующие средства
Рейтинг@Mail.ru