В поисках правды

Печать
(4 голосов)
Источник: Еженедельник "Новое дело" , Выпуск № 51 (935)   06 Января 2010

Журналисты РГВК «Дагестан» и «Нового дела» попытались разобраться в одном из эпизодов войны с экстремистами

Правда первая, милицейская

30 ноября, примерно в 22 часа, на улице Малагусейнова в Кизилюрте произошла перестрелка. Как сообщили сначала в МВД, а затем и в городском следственном отделе, сотрудники ППСМ и ДПС остановили для проверки документов «ВАЗ-21099» темно-зеленого цвета. «При приближении сотрудников ОВД к автомашине из ее салона вышли водитель и предположительно два пассажира, которые из имевшегося при них огнестрельного оружия — пистолетов, предположительно калибра 9 мм, открыли огонь в милиционеров, после чего попытались скрыться во дворе дома №76. В результате обстрела сотрудники ППСМ Р. Г. Нурулаев и Ш. И. Иманшапиев получили огнестрельные ранения нижних конечностей. Ответным огнем уничтожен на месте один из нападавших, при котором обнаружен паспорт на имя Сайпудинова Асилдера Гавсулаевича, а двое других неустановленных лиц, оказавших вооруженное сопротивление, получили в ходе перестрелки огнестрельные ранения, от которых скончались, не приходя в сознание, при доставлении в Кизилюртовскую центральную больницу для оказания медицинской помощи.

1 декабря трупы трех указанных лиц, совершивших посягательство на жизни представителей власти, для проведения судебно-медицинского исследования и вскрытия были направлены в морг ЦГБ Кизилюрта.

Трупы в настоящее время опознаны родственниками:

— Пахрудинов Абдула, 73 г. р.,

— Магомедов Ахмед, 79 г. р.

— Сайпудинов Асилдер, 84 г. р. (все трое — уроженцы поселка Шамхал Кировского района Махачкалы).

…Разрешаю выдать их родственникам для захоронения», — говорится в официальном письме следователя Кизилюртовского межрайонного следственного отдела Заирхана Харбилова главврачу ЦГБ Кизилюрта.

Правда вторая, отцовская

Через некоторое время в интернете появилась видеозапись осмотра тела Сайпудинова. «Снимала Гюльнара Рустамова из правозащитной организации «Матери Дагестана», и не только она. Тело было открыто, люди снимали на мобильные телефоны. Мы не сразу похоронили Асилдера, все ждали независимого эксперта, вызывали из Чечни, просили врачей из Центра медицины катастроф, где работал Асилдер, просто зафиксировать повреждения, которые видны на теле, но никто не приехал, боятся, — рассказывает отец одного из убитых Гавсула Сайпудинов. — В тот день, 30 ноября, Асилдер с утра возил семью в Зубутли-Миатли Кизилюртовского райна на сватовство, оттуда поехал в Хасавюрт, делал магар (заключение брака по-мусульмански). Вечером Асилдер снова поехал в Зубутли-Миатли за своей младшей сестрой. Мы не знаем, с кем он был в машине. Со слов одного из раненных там милиционеров мне передали, что там произошло. Когда их остановили для проверки документов, Асилдер вышел из машины, подошел к одному из милиционеров, стал показывать права. В это время другие милиционеры направились к машине, чтобы проверить документы у пассажиров, сидевших на заднем сидении. Я не знаю, что это были за люди:знакомых наш сын подвозил или клиентов (он подрабатывал как таксист в свободные от дежурства дни), но вроде бы они побежали. Двое через ворота скрылись. А третий — Пахрудинов — попал в тупик и, поняв, что сбежать не удастся, стал стрелять. Ранил двоих милиционеров. Свидетель перестрелки видел, что Асилдер и Ахмед не стреляли, они были безоружные, их не ранили, а забрали и увезли в милицейском уазике. Я не знаю, что произошло дальше. Знаю только, что мой сын не боевик, он не был в розыске, у него никогда не было никаких вызовов или приводов в милицию. Он работал водителем в Центре медицины катастроф, там ему сейчас выдали хорошую характеристику. Он был веселый общительный парень, когда учился, участвовал в КВНе, работал в Москве, побывал на Камчатке… Когда его дядя пришел на морг, он не мог опознать его по лицу, только по телу:на лице порезы, огромные гематомы, на руках следы от наручников, позвоночник сломан, видимо прикладом, следы ожогов от сигарет. Его забили до смерти».

По словам жителей Шамхала, Ахмед Магомедов — бывший местный имам, последнее время жил в Москве, в Дагестан приехал за два дня до смерти.

Правда третья, журналистская

15 декабря съемочная бригада РГВК «Дагестан» поехала в Кизилюрт, чтобы разобраться в происшедшем на месте. Инициировала поездку и договаривалась о встречах журналист, ведущая программы «Зона влияния» Зарема Гасанова. Корреспондент «НД» поехал вместе с телевизионщиками.

Сначала заходим в прокуратуру, чтобы встретиться со следователем Харбиловым, который ведет дело. Однако Харбилов не хочет говорить с журналистами, отсылает нас к начальству. Руководитель МРСО Владимир Дергачев объявляет нам, что сейчас следователь не готов отвечать на наши вопросы, но мы можем оставить для него список вопросов, а он подготовит на них письменные ответы.

— У нас только один вопрос, — говорит Зарема Гасанова. — Где заключение судмедэкспертизы?

— Наверное, в деле.

Однако Гавсула Сайпудинов, в отличие от нас попавший к следователю, выясняет, что заключения до сих пор нет. «Мне его давно обещают, то через три дня приходите, то через шесть, и так две недели. Видимо, после того, как видеозапись появилась в интернете, эксперты переделывают свое заключение», — говорит он.

Идем в милицию. Магомед Магомедов возглавил Кизилюртовский ОВД недавно, до этого он руководил отделом милиции специального назначения при МВД Дагестана. Производит впечатление человека прямого и не привыкшего врать. Тем тяжелее ему дается эта беседа. По его словам, Пахрудинов находился в федеральном розыске по статьям 317 и 222 (посягательство на сотрудников и оружие).

— А остальные?

— Остальные в официальном розыске по Кизилюрту не проходили. Они шамхальские, про них узнавайте в Махачкале.

По словам начальника милиции, бандиты первыми открыли стрельбу, ранив одного милиционера в стопу, другого в колено. Стреляли из двух пистолетов, «еще хотели кинуть РГД-5, хорошо, что когда он дернул чеку, кольцо выскочило, а чека осталась в запале и граната не сработала».

Дальше он повторяет то, что уже известно из сводок:двое раненых боевиков скончались при доставлении в больницу в милицейской «бронегазели». Зарема Гасанова пытается выяснить, кто и как определил, что наступила смерть, и принял решение везти их не в больницу, а в морг. «Не знаю», — отвечает начальник милиции. На просьбу связаться с сотрудниками, участвовавшими в этих событиях и уточнить у них, отвечает категорическим отказом:«Раз вы считаете, что милиция виновата, почему я должен вам помогать?». На вопрос, откуда на теле Сайпудинова могли взяться следы побоев, Магомедов, предположил, что к нему применяли физическую силу во время задержания.

— Может быть, их все-таки привезли в ОВД, а не в больницу? — спрашивает Зарема.

— Зачем их сюда везти? — начинает сердиться Магомед Магомедов.

— И все же кто констатировал смерть раненых?

— Аллах констатировал!

Следующий визит — в морг. Заведующий отделением судмедэкспертизы Кизилюрта Арабдин Татарханов объясняет, что в ночь на 1 декабря его тут не было, он пришел только утром. Однако со слов сотрудников милиции ему известно, что сначала привезли тело Пахрудинова, позднее еще двоих. Но через какое время это произошло, ему неизвестно. Сам он делал осмотр и вскрытие только Пахрудинова, остальными занимались эксперты из Махачкалы:это нормальная практика, когда трупов три и более.

Чтобы выяснить, во сколько были доставлены тела, идем в приемный покой больницы. В регистрационном журнале на странице от 30 ноября видны следы «штриха» и клея — запись явно исправляли. По словам медсестер, там по невнимательности проставили неправильную нумерацию. Проверить их слова трудно — под приклеенной бумагой ничего не разобрать, хотя мы довольно бесцеремонно пытались ее отодрать. Исправленная запись гласит, что Пахрудинова привезли в 23 часа. Затем, без указания часа, записаны Сайпудинов и Магомедов. Медсестры объясняют, что когда милиционеры привезли первый труп, они отдали им ключи от морга. После этого тела убитых везли прямо туда, не заглядывая в приемный покой, поэтому установить время доставки тел не представляется возможным.

Правда четвертая, неокончательная

Хотя журналисты ставили перед собой очень скромную задачу:не делая никаких выводов и не давая никаких оценок, выяснить несколько фактов:кто констатировал смерь раненых, во сколько их привезли в морг, почему до сих пор нет заключения судмедэкспертизы, — ответов на эти вопросы мы так и не получили, зато выслушали очень много обобщений и выводов.

Отец убитого Гавсула Сайпудинов:«Даже во время войны не расстреливали без суда и следствия, как сейчас. И не просто расстреливают, а пытают! Всех запугали, даже врачи боятся сказать правду. Во время этой перестрелки один милиционер спрятался за случайным человеком, как за живым щитом, и из-за него стрелял, тот его отталкивал:зачем за меня прячешься. Это называется наши защитники? Мы можем защититься от кого угодно — от бандитов, от насильников, только от милиции, которая существует на наши налоги, мы защититься не можем, она нас истребляет».

Начальник Кизилюртовской милиции Магомед Магомедов:«У меня на журналистов сильнейшая аллергия... Шумиху из-за бандитов подняли, сделали из них великомучеников. Семеро моих сотрудников убиты, двадцать два ранены, почему пресса не волнуется? Почему вы не приезжали, не спрашивали, за что их убивают? Что, когда в сотрудника стреляют, он должен интересоваться:простите, вы случайно в розыске не находитесь?».

Заместитель главы администрации Кизилюртовского района Хабирасул Бертиханов:«У нас участковых убивают одного за другим, одного имама убили, второго ранили. По-вашему, это нормально? Почему все шишки валите на милицию? Разве милиция должна с террористами бороться, это же вопрос госбезопасности, а не криминал... Наш начальник милиции незаменим на своем месте. Он общается с населением, бывает на пятничных молитвах во всех населенных пунктах, спрашивает, есть ли жалобы на работу ОВД, если есть, разбирается с нерадивыми работниками, которые занимаются поборами, есть и уволенные. Самое главное — налаживает взаимосвязь с населением. Потому что если есть признание со стороны населения, если милиция работает на людей, считай — дело сделано, потому что милиция создана для того, чтобы защищать общественный порядок».

Добавить к этому нечего. Разве что одно:просим прокуратуру республики считать эту публикацию и видеозапись заявлением о преступлении и в соответствии с законом проверить изложенные здесь факты.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Профессиональные моющие и дезинфицирующие средства
Рейтинг@Mail.ru